?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Сколько копий сломано вокруг истории Даниила Гранина про кондитерскую фабрику на 700 человек, в которой пекли ромбабы для Смольного в блокадном Ленинграде. Странно, что до сих пор никому не пришло в голову, что история эта — попросту невозможна. Это очевидно, если сделать элементарные умозаключения. И совершенно не обязательно подвергать сомнению подлинность фотоснимка, на который опирается Гранин в своём рассказе.

Итак, на снимке — кондитер Абакумов и 200 ромовых баб на подносах. Сколько таких подносов может выпечь кондитер за 8-часовую смену? Как минимум, в два раза больше, чем на фото — то есть, 400 ромбаб. И это сильно заниженная цифра. Достаточно взглянуть, сколько выпекают только в одном цехе четыре кондитера. А если, по словам Гранина, ромбабы пекли 700 человек, то за смену их выпекали не менее 280 тысяч штук. Каждый день. Для справки: сейчас 1000 сотрудников фабрики им. Н. Крупской в Санкт-Петербурге производят по 55 тонн продукции в день — производительность на стала на порядки выше.

В настоящее время во всей администрации Санкт-Петербурга работает 6770 человек, включая штатных машинисток. Притом, что население города за полвека увеличилось вдвое. 70 лет назад в блокадном Смольном работало никак не больше 2000 служащих, а скорее всего, не более тысячи. Но пусть будет с избытком — две тысячи «партийцев-номенклатурщиков». Итак, номенклатурщики и сами работники фабрики, согласно Гранину, съедали всю кондитерскую продукцию. То есть, минимум 280 000 ежедневных ромбаб надо поделить на 2700 едоков.

Получится как минимум 104 ромбабы в день на одного служащего или кондитера. Согласитесь — невероятная цифра. Даже если заменить ромбабы любыми другими кондитерскими изделиями, подобные объёмы — совершенно абсурдны!

Если принять историю Гранина на веру, то каждый в Смольном вынужден был поедать больше 100 ромовых баб в день. Полный бред. Тот же Жданов, как широко известно, болел диабетом. Скорее всего, его ежедневная сотня ромбаб шла какому-то другому партработнику. Допустим, на завтрак. Вот из-за какой ахинеи разворачивается полемика по всей России.

При этом наверняка обитатели Смольного питались лучше, чем рядовые жители блокадного Ленинграда. Возможно, что в Смольном был и свой кондитер. Известно, что в блокадном городе производились конфеты и шоколад. Помимо руководства, лучше питались офицеры армии и другие группы населения. Некоторыми блокадниками это могло восприниматься как дополнительная несправедливость. Рождались мифы. Сам Гранин в той же книге «Человек не отсюда» пишет, что опубликовать миф про фабрику ромбаб в советское время он не решался потому, что «тогда мы с Адамовичем взяли себе за правило, что пишем только достоверное — с фамилиями, именами, отчествами, адресами, — хотели избавляться от множества блокадных мифов... Боюсь, что из-за этой нашей погони за достоверностью многое интересное пропало».

Понятно, что в наше время, когда социальная пропасть узаконена и наглядна, такое «интересное» будоражит людей. Но если в СССР шутили про «обкомовскую корзину», то сейчас олигарху Потанину приписывают фразу «Мы стали цивилизованными людьми, научились пить вино за 30 тысяч евро». Постсоветское и советское неравенства — несравнимы между собой. «Номенклатурные привилегии» КПСС и советской профессуры по нынешним меркам убоги. Кроме того, сейчас люди не могут даже возмутиться неравенством: современные нормы предписывают стыдиться бедности (не праздности, не подлости, а только бедности).

Видимо, социально-культурный шок Перестройки отключил у людей способность критически мыслить. Особенно это коснулось творческой интеллигенции. За плечами Даниила Гранина — фронтовой опыт и большой творческий путь. Тем более удивительна его постсоветская трансформация.

К примеру, в 1997 году Гранин издаёт эссе «Страх» — по его словам, «о том, какое большое место в моей жизни занимал Страх» в сталинские годы. Гранин — фронтовик, член КПСС с 1942 года — пишет, что был травмирован не тяготами войны, не болью за страдающий от фашистских преступников народ. Он был искалечен собственным страхом перед сталинским государством. А с ним — всё его поколение. Какую роль сыграли такие откровения в обстановке 90-х годов? Приведём лишь один пример.

Даниил Гранин, как известно, часто ездит в Германию. Немецкий писатель Гюнтер Грасс, с которым Гранин тесно сотрудничает в рамках ПЕН-клуба, пишет: «Недавно я прочитал роман вашего земляка Даниила Гранина „Страх“ — о том, что происходило при тоталитаризме. Я был потрясен». Тот же Грасс пишет книгу о потоплении советской армией немецкого военного судна, на котором оказались дети из Кёнигсберга. Высказывание Грасса «история похожа на засорённый клозет. Промываешь его, промываешь, а дерьмо всё всплывает наверх» — как раз из этой книги (замечу, что вряд ли наши блокадники согласятся с тем, что их история — это клозет с дерьмом). Грасса цитирует известный сторонник расчленения России Алексей Широпаев в своей статье «Праздник со слезами на глазах». Это та самая статья, в которой Широпаев приписывает Красной армии звериные повадки: «пьяный разгул убийств, грабежей, поджогов, и бессмысленных разрушений», «откровенно разбойничий вид». Он ссылается на Грасса, Соженицина и Копелева. «Русские вели себя как дикие животные .. они всё пожирали на своём пути... Часто русские солдаты отрывали от матерей детей и забирали их в лагеря. Многие умерли в дороге, а многие впоследствии дома, заражённые венерическими болезнями, которые дико распространились после нашествия наших „освободителей“».

Вот каков контекст рассуждений о Великой Отечественной войне на постсоветском пространстве. Именно на этом фоне появляется басня Гранина о фабрике ромбаб для Смольного. А в чём смысл его книги «Страх», его басни про 700 кондитеров Смольного? Очевидно, в том, что Советское государство было не лучше гитлеровского: так же запугивало людей и нагло жировало на фоне бедствий народа. Возможно, что есть и другие смыслы, но этот — лежит на поверхности: сделать советский народ скорее жертвой Советского государства, чем гитлеровцев.

Но этим дело не ограничивается. Ещё в 1994 г. Гранин предложил установить в Петербурге на Пулковской горе памятник, посвящённый одновременно Красной армии и Вермахту, — в виде креста, символически «объединяющего погибших с обеих сторон». Ведь все они — жертвы двух «тоталитарных режимов» и войны, в которой не было ни агрессоров-преступников с одной стороны, ни героев-защитников мира с другой. В 2010 году Гранин предлагает поставить такой памятник «хотя бы в Германии». Напомним, что памятник предателю генералу Власову стоит сейчас в Нью-Йорке.

В дальнейшем Даниил Гранин стремится противопоставить советской пропаганде так называемую «окопную правду» Великой Отечественной войны. На деле две этих правды между собой не конфликтуют — индивидуальный экзистенциальный ужас войны и её великий исторический смысл дополняют и углубляют друг друга. И с этих позиции роман Гранина «Мой лейтенант» — вполне удачен. Но подаётся он везде в антигосударственном ключе — как единственная правда в противовес «глянцевой картинке войны», где «генералы спокойно отправляют в мясорубку целые армии». И это в обществе, неспособном осмыслить, может ли съедать один коммунист сто ромовых баб в день.

Сейчас уже и сами блокадники, прекрасные и честнейшие люди, повторяют нелепую басню про 700 кондитеров для Смольного. Это неудивительно. Для них Даниил Гранин — не просто член блокадного братства. Старшему поколению присуще уважение и доверие к Русскому писателю. В рамках нашей культуры писатель — это совесть народа. Вот почему так больно порой за безответственность российской интеллигенции и её падение.

Комментарии

( 3 комментария — Оставить комментарий )
d_sanin
13 мар, 2014 16:28 (UTC)
А можно точную цитату Гранина? А то непонятно, то ли на 700 работников, то ли на 700 потребителей.

С другой стороны, в Ленинграде существовала система профилакториев, партийных и заводских, где лечили истощённых - там и фрукты, и икра бывали. Так что истории про апельсины и пирожные вполне могут быть правдой - только искажённой домыслами сплетника.
politnsk
14 мар, 2014 02:31 (UTC)
"По моему совету Ю. Лебедев подробно исследовал эту историю. Она оказалась еще чудовищней, чем мы предполагали. Фабрика изготавливала венские пирожные, шоколад в течение всей блокады. Поставляла в Смольный. Смертности от голода среди работников фабрики не было. Кушали в цехах. Выносить запрещалось под страхом расстрела. 700 человек работников благоденствовали. Сколько наслаждалось в Смольном, в Военном совете – не знаю". (Д. Гранин)
d_sanin
14 мар, 2014 07:56 (UTC)
Понятно. Баржа с комсомолками. Короче, народное творчество ака сплетня как она есть.

Но вот подоплёка у этой сплетни наверняка реальная. Вряд ли стоит сомневаться, что шоколад, ценнейший продукт, в Ленинграде был. И за попытку краж продуктов стреляли без разговоров. А вот кто его ел, лично Жданов или всё же истощённые в лечебных учреждениях, дети или лётчики-истребители - это каждый понимает исключительно в меру собственной испорченности.
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Календарь

Февраль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн yoksel